Кто хочет стать миллионером или Чем жертвуют в гонке за большими деньгами

Мечта о миллионе лишила беззаботного детства Илью Шилова, владельца калининградского риэлтерского агентства “Ареал”. В семь лет он мыл машины, в 14 – торговал арбузами, а в 16 – организовывал концерты заезжих артистов. Цена этой гонки – так и не прочитанные книжки о Томе Сойере и всаднике без головы.

Если верить социологам, россияне не очень-то стремятся разбогатеть и мало чем готовы пожертвовать, чтобы получить $1 млн. Каждому третьему такая сумма вообще ни к чему – об этом говорят результаты опроса, который провел Институт социально-политических исследований РАН (ИСПИ). 22% согласились бы ради миллиона поменять гражданство и уехать в другую страну. 8% признались, что за такую сумму готовы выполнять работу, связанную с нарушением закона. И только по 1% терпели бы унижения или отказались от любимого человека.

“Основная масса россиян, хотя и не отказалась бы в идеале от миллиона долларов, все же не согласна пожертвовать ради этого хоть чем-то действительно значимым для себя”, – заключают авторы исследования. Единственным, на что оказалась готова ради миллиона почти четверть населения (22,7% ), – поменять гражданство и уехать в другую страну.

Причем, как замечают социологи ИСПИ, среди тех, кто хотел, но еще не побывал за границей, данный показатель доходит до 40% , а среди уже побывавших там, соответствует среднему уровню. Понятно, что основную массу стремившихся получить миллион долларов такой ценой составили среднеобеспеченные россияне, а не бедные или богатые.

Тот факт, что 29% респондентов сказали, что вообще не мечтают о миллионе, некоторым кажется тревожным симптомом.

По мнению владельца и генерального директора компании “Дикая орхидея” Александра Федорова, количество заработанных денег, к примеру $1 млн, – это мера востребованности человека обществом, его реальная цена. А результаты исследования, по его словам, иллюстрируют то, что наши люди сами себе не признаются в мечте о более обеспеченной жизни. “Они привыкли, что такие суммы достаются врагам, князьям и получить их просто нереально”, – добавляет он.

По словам заведующего сектором исследования личности Института социологии РАН Владимира Магуна, результаты исследования ИСПИ вполне адекватны. “Однако, когда человеку задают вопрос о получении миллиона и противопоставляют этому отказ от любимого человека или унижение – у него мобилизуется ценностное восприятие”, – уточняет социолог. В реальности людей, готовых поступиться чем-то серьезным ради больших денег, по его мнению, конечно, больше. “Ведь в жизни на искушениях не стоит ярлычков – вот это плохо, а это хорошо”, – добавляет социолог.

На своей кафедре Владимир Магун проводил исследования мотивации людей, и всегда получалось, что деньги стоят на первом месте. “Просто мы не противопоставляли заработок каким-то нравственным вещам, – поясняет Магун. – Но если вводить дополнительные параметры и, к примеру, объяснять человеку, что ради этого ему придется сильно пожертвовать хотя бы временем, доля желающих получить миллион сразу уменьшится”.

Гендиректор и совладелец компании “Биокад” Дмитрий Морозов из-за денег бросил учебу в Институте Министерства бытового обслуживания. “Жить на 40 руб. стипендии было невозможно, и я стал торговать значками на Рижском рынке, ремонтировать телевизоры, писать программы”, – вспоминает Морозов. Доход сразу вырос в пять-шесть раз. Позже Морозов очень пожалел, что не доучился, поэтому вернулся в институт и в итоге получил целых два высших образования.

Пожертвовать наукой пришлось и владельцу сети салонов видеопроката “Видеобум” Михаилу Залищанскому. “К моменту, когда я решил оставить химфак МГУ, у меня было уже 10 научных публикаций”, – сетует Михаил. А президент агентства маркетинговых и социологических исследований Magram Market Research Марина Малыхина призналась, что ей пришлось отказаться от многого ради бизнеса. “Я не могла себе позволить развлекаться допоздна, если в девять утра запланировано совещание”, – говорит Малыхина. Она часто бывает в командировках, но ей приходится отказываться от поездок ради удовольствия.

Несмотря на результаты опросов, в бизнес-среде люди не так уже редко готовы терпеть унижения ради денег. В московских компаниях можно стать свидетелем того, как в присутствии других сотрудников владелец отвешивает подзатыльники финансовому директору, приговаривая: “Вот разъелся, толстяк, на мои харчи”. А тот молча сносит подобные выходки, поскольку привык к высокой зарплате и власти над финансами компании. Это, конечно, выходит за рамки нормы, однако недостаточно сильная заинтересованность в деньгах тоже невыгодна обществу. Если у предпринимателя нет больших денежных амбиций, он быстро останавливается на достигнутом и не пытается укрупнить свой бизнес, убеждена Марина Малыхина. Такое часто случается с хорошими специалистами, ставшими предпринимателями, для которых главное – делать качественную работу, а желания зарабатывать нет.

Как рассказал Илья Шилов, именно постоянные мысли о деньгах помогали ему придумывать сотни разных способов заработать еще в детстве и отрочестве: он мыл машины, покупал оптом арбузы и перепродавал их на рынке, в 18 лет организовал кафе, в 20 – строительную фирму. “Жадность к деньгам обострилась, когда я в 13 лет работал экспедитором и у меня были ключи от склада, где лежало товара на $1,5 млн”, – вспоминает он.

У успешных людей мечты о миллионе вытесняют размышления о том, как его выгодно пристроить. “В этом году на сделке от продажи сети продуктовых магазинов “Магнолия” я как раз получил сумму около $1 млн”, – говорит Федоров. По его словам, он вложил эти деньги в главный свой бизнес – “Дикую орхидею”.

А Михаил Залищанский пока только ищет покупателя для своего бизнеса. Объявленная им сумма за “Видеобум” тоже составляет $1 млн. Он говорит, что на вырученные деньги хочет построить многозальный кинотеатр в каком-нибудь регионе России.

Елена Горелова, Анатолий Чернов

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *